4 сентября 2019

«Этичность — это про мудрое соседство»

Анна Прахт— об уважении к себе, экологичности и идеальных сотрудниках
Название ARNY PRAHT хоть раз, да попадалось вам на глаза. Бренд, специализирующийся на сумках из экокожи, тихой сапой завоевал признание всех и вся, открыв даже магазин в Праге. Популярность марки достигла такого уровня, что уже появились онлайн-магазины, мимикрирующие под ARNY PRAHT и продающие там совершенно другие сумки.

Соосновательница бренда Анна Прахт по просьбе SARTORY рассказала, как всё начиналось, — и к чему всё идёт.

О начале
Всё началось с сумок на заказ. Влад изначально работал на производстве, и к нему часто обращались с просьбой сделать что-нибудь особенное. Он решил сделать сайт и запустил собственное производство по индивидуальным эскизам. Это было долго, дорого и не было прибыльно, потому что объёмы были небольшими.

В какой-то момент он решил сделать свою коллекцию, и тогда же возникла идея сделать бренд. И когда пошёл хайп на русских дизайнеров, мы были одними из немногих, кто мог делать аксессуары. Долгое время у нас не было магазина, но продажи онлайн начались — они дали и эмоциональный, и материальный заряд делать что-то новое.



Анна Прахт
соосновательница бренда ARNY PRAHT
Об экокоже
Когда мы шили сумки на заказ, мы делали их из любых материалов. В основном это была кожа.

Я помню, как мы приехали выбирать кожу для сумок.

Когда ты смотришь на готовую сумку, кожа тебе не кажется чем-то диким. А вот когда ты выбираешь кожу и тебе говорят «вот это хороший кусок, потому что это бычок и у него не бывает растяжек. А вот это — тёлочка, у них могут быть растяжки, поэтому лучше не берите. А вот тут небольшая неровность — это потому что бычка поцарапали»... И в какой-то момент ты понимаешь, что просто не хочешь принимать в этом участия.

Сама я не ношу кожу — я не активный участник экодвижения, мне просто это некомфортно. Нет никакого желания давить или оскорблять людей, которые носят кожу или мех. Я просто думаю, что к этому надо прийти. Чужой правды не бывает. Нужно время, чтобы по спирали дойти до этого уровня.
Об экологии, этике и рабочих принципах
Мне очень нравится понятие «этичность» — мне кажется, оно включает в себя и экологию. Потому что этичность — это про мудрое соседство. Когда от того, что ты делаешь ежедневно, не страдает окружающее пространство, природа, живые существа, люди — в том числе и твои клиенты.

У нас на работе нет иерархии, но есть понимание, что у каждого человека, у каждого подразделения есть свои задачи, которые так же важны, как и любые другие задачи в компании. Условно говоря, продажи магазина зависят в равной степени от того, вовремя ли приедет водитель, вовремя ли будет сделана уборка, красивая ли получится сумка или какое настроение будет у продавца. И нет здесь какого-то более важного процесса.
У меня по молодости были амбиции оплачивать 50% психотерапевта для сотрудников.
А ещё важно уважение к себе, к сотрудникам и к клиенту. Бывают сотрудники, которые не очень уважительно относятся прежде всего к себе, а значит, и к своей работе. И бесполезно требовать от них уважительного отношения к клиенту. Более того, учить их какому-то самоуважению — так же бесполезно.

У меня по молодости были амбиции оплачивать 50% психотерапевта для сотрудников, сейчас уже нет. В итоге я предпочитаю просто не работать с такими людьми. Если человек не относится уважительно к себе и к своей деятельности, здесь мало что можно сделать. Психология «ты начальник, я дурак» неискоренима. У нас таких ребят нет.

Вопрос экологичности материала для нас тоже актуален. Сейчас не существует такого материала, процесс производства которого не причинял бы никакого вреда окружающей среды.

Есть некоторые виды экокожи, которые крайне токсичны для производства и не разлагаются. Её запрещено ввозить в Америку и европейские страны, а в Россию можно. Но во-первых, мы работаем с биоразлагаемой экокожей, а во-вторых, с той, при производстве которой осуществляются наименьшие выбросы в атмосферу. Мы постоянно находимся в поиске альтернативы этой коже и поднимали вопрос о производстве её в России, но пока что тяжеловато поднять проблему такого масштаба.

Мы приняли решение не работать с натуральной кожей, но мне бы хотелось найти материал вообще другой, который бы не пытался конкурировать с кожей своим видом. Мне кажется, его ещё не изобрели.

Сейчас мы выпустили первую текстильную непромокаемую коллекцию — поясные рюкзаки и сумки. Но в ближайшее время мы будем активно развивать текстиль. Мне кажется, аксессуары будущего будут делаться точно не из кожи.

У нас в офисе нет одноразовой посуды. Когда мы транспортируем сумки, мы используем пластиковую изоляцию, но используем её много раз. Пластиковые пакеты в магазинах мы тоже не используем.

На работе мы сортируем мусор, у нас есть даже измельчитель для органических отходов. Но это вопрос, который, на мой взгляд, не надо глобализировать: как только глобализируешь, всё становится утопичным и неподъёмным. Мы стараемся делать всё локально.
Сумка-шоппер из баннеров, сделанная в рамках коллаборации ARNY PRAHT X POLYARUS

Мы открывали магазин в «Галерее» пять лет назад, и он слегка устарел морально и физически. Мы решили его проапргейдить, и концепцию теперь основываем на библиотеке экоматериалов. Мы используем остатки кусков экокожи, прессованную бумагу, катушки. Мы по-прежнему оставляем его минималистичным: стеллажи с сумками остаются, но раньше всё было из фанеры, а теперь из переработанных материалов. Выглядит очень красиво. Мы опробуем эту концепцию в «Галерее» и затем распространим на другие магазины.

У нас нет строгого требования к партнёрам, что они должны активно пропагандировать экопотребление. Но с теми, кто этим не занимается, мы коллаборации делать не будем. Осознанность — это норма жизни, от которой не хочется отступать. Но важно, чтобы это было в ДНК бренда. «Не работайте с мудаками» — не работайте с людьми, у которых нет базовых представлений о том, что мусорить не надо.
О боксе
Экологичность в отношениях — не в отсутствии конфликтов, а в умении уживаться с другими людьми, у которых есть свои потребности. Бокс учит не воевать, а защищаться. А для меня это ещё и способ найти философию в физической активности, помимо собственно спорта. Потому что просто качаться в спортзале не для меня — это, на мой взгляд, смахивает на онанизм. И танцы тоже не моя история.

А вот соревновательный дух мне присущ. Бокс — очень красивый спорт. Я им занимаюсь года три, последний год особенно активно, я к нему основательно прикипела. И когда есть поле для выплеска такой энергии, на работе всё проходит спокойнее.
О семье и принятии решений
У нас каждый принимает свои решения. Я говорю «мы», потому речь о бренде. Но когда что-то происходит в реальном времени, и я, и Влад действуем самостоятельно.

Я отвечаю за внешние точки контакта — за сервис, персонал, за переговоры с новыми ТЦ и партнёрами, а Влад — за фундаментальные бизнес-вещи — за финансовые обороты, потоки, за бюджеты, за расходную часть, за объёмы, за производственную часть.

Долгое время я участвовала в проекте не в полную силу. Я менеджер по образованию, и я работала на другой работе, в крупных компаниях. А Влад параллельно развивал этот бизнес, и я ему помогала какими-то кадровыми ресурсами, словом и делом. Но я не была человеком, на котором завязаны важные процессы.

А не так давно я включилась деятельно в операционную часть тоже. И это был такой страх для нас обоих — как поделить общее рабочее пространство? Но всё получилось довольно естественно. Мы уже семь лет в браке, и возможно, накопленное умение делить территорию дома перешло и в рабочий процесс тоже.

Всё как в жизни — он отвечает за какие-то фундаментальные вещи, оставляя детали мне. Мы не договаривались, не садились и не обсуждали, просто я взяла те вопросы, на которые у Влада никогда не было времени, а он смог позволить себе доверять мне в этом в них. Так и пошло.

Семейный бизнес — это непросто, если нет понимания внутри, что чьё, и если у каждого участника нет своей территории.


О менеджменте, детях и режиме
Наш бизнес построен не как бизнес дизайнеров, а как классический бизнес. И мне кажется, если сравнивать нас с большинством петербургских брендов, финансово мы выигрываем потому, что живем не в творческой атмосфере, а в атмосфере задач и дедлайнов.

Режим — это лучшее, что есть у меня. Я вообще очень собранный человек. Когда у нас родилось двое детей одновременно, режим меня спас и позволил не сойти с ума. Самоменеджмент никогда не был проблемой. А после рождения детей я поняла, насколько это витальная потребность любого человека — иметь чёткий график.

Хотя это вроде бы очень немодно, модно быть таким спонтанным. Но на самом деле режим не угнетает. Я смотрю на детей и понимаю, что он даёт им безопасность, уверенность. И имея пространство для каких-то вещей, они его используют максимально эффективно. Человек может обучаться и творить только тогда, когда чувствует себя в безопасности. И режим эту безопасность даёт.
Я фанат режима — и своего, и детского. И вообще планов, последовательностей.

Первое, что меня удивило с появлением детей, — то, насколько это сложно. Когда у тебя ресурсное состояние, одиночество и тишина, дети кажутся тебе очень тяжким трудом. Они твой ресурс используют по максимуму и первый год его почти не пополняют. Это сложно.

И ещё меня удивило то, что семья — казалось бы, такое близкое для тебя пространство, — но там прежде всего нужно защищать свои границы, в том числе от своих детей. И это осознание шло вразрез с моим пониманием материнства. Мне было сложно это принять, но в итоге получилось.

И ещё важно понимать, что дети рождаются уже целыми людьми. А поскольку у нас их двое, я всегда могу видеть разницу характеров. Не нужно преувеличивать своё участие в жизни ребёнка. Нужно не фонить, поддерживать их, участвовать в их развитии. Какое бы то ни было суровое воспитание — точно не то, что им поможет. Нужно просто быть в контакте с ребёнком и помогать ему развиваться.

Мне повезло, я родилась в многодетной семье. У моих родителей были очень странные установки, но к счастью, у них не было времени вдалбливать их мне в голову. У наших родителей много тараканов в голове, которые с современной жизнью никак не совместимы. Вот та свобода, в которой дети предоставлены себе, мне кажется очень естественной. Это, пожалуй, самое важное, что нужно для воспитания детей и сотрудников, — личное пространство, терпение и хороший пример.

Я рада, что мои дети появились позже, чем бренд. Мои амбиции не позволяли мне заняться детьми раньше, чем я сделаю что-то. Если бы мы сейчас думали о том, как прокормить семью, мы бы не смогли сделать то, что мы делаем, потому что первые три года после запуска это была низкодоходная работа 24/7. И сейчас, когда есть уже установленные процессы, которые работают самостоятельно, у тебя есть время и на детей.

И это же я буду транслировать своим детям. Уровень развития современной репродуктивной медицины сейчас таков, что в тридцать лет в ужасе думать про биологические часы ещё рано.
Об открытиях
Одно из открытий, сделанных с момента существования бренда, — что для создания бизнеса не обязательно иметь суперидею.

Мы сами мыслили так: рынок занят, везде есть свой продукт, надо придумать что-то новое. И создание сумок на заказ — то, что, как нам казалось, будет нужно людям.
Иногда не нужно ничего придумывать, нужно сделать хорошо то, что уже есть.
Но инсайт в том, что иногда не нужно ничего придумывать, нужно сделать хорошо то, что уже есть. И качество может стать определяющим фактором. Мне кажется, если бы мы знали об этом раньше, мы бы сэкономили много времени и денег.

Я как-то читала книгу о ZARA, и там написано, что в офисе у них висит плакат с надписью «Выбрось это, купи другое». Я тогда замерла и подумала — неужели только так можно зарабатывать деньги?

Оказывается, нет. Мы пошли вразрез с этой фразой.
Мы предоставляем гарантию на изделия, а также принимаем их в ремонт. Например, у вас есть рюкзак и у него протёрся угол — у нас есть возможность перешить вставку. Мы не зарабатываем на этом, это будет сделано по себестоимости. Но это не удерживает вас от повторных покупок.

Мы также принимаем сумки в трейд-ин. Мы разбираем её на детали, повторно используем фурнитуру, а из остатков материала делаем мелкие предметы — подставки для кофе, ключницы, еtс.

А ещё важна честность. Когда ты в инстаграме выкладываешь красивую картинку, ты создаёшь иллюзию, будто такой образ у тебя и появится. Мы стараемся делать картинки обезличенными — не фотографировать лица девушек, не обещать им красивую внешность в придачу к сумке.
Б Л И Ц
Три главных качества идеальной сумки:
— хорошая застёжка
— универсальный оттенок
— хорошие ручки

Три качества идеального сотрудника:
— конгруэнтность. Его внутренние мотивы должны совпадать с его умениями и желаниями. Когда он идёт в гармонии со своим призванием, со своим внутренним «я», за руку;
— самоуважение;
— позитивное отношение к жизни.
Три вещи, позволяющие быстро сделать вывод о человеке:
— внешность. Я не считаю, что внешность обманчива, но важна не столько одежда, сколько то, как человек выглядит физически, его эмоциональное состояние;
— адекватность контексту. Мне важно, насколько человек адекватен происходящей ситуации. Скажем, один и тот же человек может одеться в футболку и кроссовки и опоздать на полчаса. В одной ситуации это будет окей, в другой не приемлемо.
— тот, как он ведет беседу — какие он использует слова, как он умеет задавать вопросы и вовремя что-то сказать (или промолчать).
Три тренда, которые никогда не коснутся ARNY PRAHT?
— мы никогда не сделаем ничего с блестками;
— сумки с гигантским логотипом: это абсурдно — думать, что человек хочет носить твой бренд больше, чем иметь красивую вещь;
— нечто вульгарное (например, леопард).

P.S. Чтобы ничего не пропустить, вы можете подписаться на рассылку или следить за нашими обновлениями в Telegram.
Подписка Sartory
Мы присылаем письма раз в месяц, анонсируя новые тексты и события.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Made on
Tilda